чай с лимоном
мррр~
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

чай с лимоном > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — вторник, 13 ноября 2018 г.
Взято: Тест: Тайная поклонница - Касю Киёмицу Sawamura Kira 16:42:04
­NBene 19 июля 2017 г. 22:24:37 написала в своём дневнике ­•try your luck•
В нерешительности переминаясь с ноги на ногу, [Твоё имя] стояла напротив комнаты, где проживал Касю Киёмицу, и теребила конверт с письмом, написанным ещё задолго до прихода сюда. И поводом к решительным действиям послужили не столько рвущиеся наружу чувства девушки, сколько поведение самого парня: пару дней назад Касю закатил настоящую сцену ревности.
Искренне радуясь, что несколько раненых наконец пошли на поправку, [Твоё имя] круглые сутки дежурила у их постелей, обрабатывая и перевязывая раны, унося и принося еду, разве что с ложечки не кормила. И Касю это совершенно не понравилось.
«Они просто не хотят возвращаться на поле боя, вот и притворяются, чтобы ты подольше с ними сидела!» – возмущённо заявлял Касю.
«Что ты такое говоришь! – защищала пострадавших девушка. – Они же ранены, им нужен уход!»
«А другим мечам, про которые ты забыла, уход разве не нужен?»
[Твоё имя] помотала головой, отгоняя наваждение: эта неприятная сцена ещё долго не выйдет у неё из головы.
Надо сказать, данный случай не был единичным: Касю ворчал и ёрничал каждый раз, когда [Твоё имя], по его мнению, слишком много времени проводила в компании других мечей либо надолго задерживалась у кого-то. И девушка понимала, что этому нужно положить конец.
Из раздумий [Твоё имя] вывели приближающиеся голоса, и она засуетилась, осознав, что так и осталась стоять с конвертом в руках. Не придумав ничего лучше, она молниеносно ворвалась в пустующую комнату и припала ухом к бумажной перегородке. Касю возвращался в свои покои. Охнув, девушка поспешно бросила конверт на его постель и спряталась в проёме в стене.
Зайдя в комнату, парень сразу заметил белеющее на его подушке нечто.
– Письмо? Интересно, от кого? – Касю повертел конверт в руках. – И как оно тут оказалось?..
Он внимательно обвёл взглядом комнату, и [Твоё имя] ещё сильнее вжалась в стену, боясь быть обнаруженной. Послышалось шуршание и звук рвущегося конверта.
«Несправедливо полагать, будто если ты станешь хуже выглядеть или что-то вроде того, то я начну по-другому к тебе относиться или меньше любить. Нет, я люблю тебя совсем не за это».
– Госпожа [Твоё имя] любит меня?! – воскликнул Касю, не веря своим глазам и чувствуя, что стремительно краснеет.
«Я люблю тебя за то, какой ты есть, за то, как ты смотришь на меня и по-своему оберегаешь. И даже если у меня не всегда хватает времени на тебя, моё отношение неизменно. Пожалуйста, не сомневайся в моих чувствах».
Какое-то время Касю молча стоял посреди комнаты, пытаясь унять сердцебиение.
– Госпожа [Твоё имя], – позвал он с дрожью в голосе, – ты же всё это время стояла там, так ведь?..
Красная от смущения девушка вышла из укрытия, не поднимая глаз на Касю. Парень в мгновение ока оказался перед ней, прижимая к стене.
– Больше не заставляй меня так ревновать, – сказал Касю, перед тем как начал покрывать лицо [Твоё имя] поцелуями.
­­
Оодачи
Ишикиримару:
/Считает проявление симпатии и вспышки ревности Касю ещё детскими и думает, что ваш союз долго не продлится, понимая, однако, что это не ему решать, поэтому помалкивает./
Таротачи:
– Госпожа [Твоё имя], мой брат не слишком Вам докучает?
– Нет, – девушка задумалась, – а должен?
– Ах, так он ещё не сказал Вам? – как-то странно протянул брюнет. – Тогда забудьте.
/Своими речами ввёл тебя в заблуждение. Знает о чувствах брата к тебе, но намеренно держит тебя в неведении, считая, что узнать обо всём ты должна непосредственно от самого Джиротачи./
Джиротачи:
– Хозяйка решила почтить меня своим присутствием? Я рад! – щебетал Джиротачи, откупоривая очередную бутылочку саке.
Он вылил прозрачную жидкость в тёко и протянул её [Твоё имя]:
– Нет ничего лучше прохладного саке в жаркий летний день!
Девушка тактично, но решительно отклонила предложение:
– Спасибо, но у меня сегодня много дел.
– Как пожелаете, – улыбнувшись, пожал плечами Джиротачи и одним махом опустошил ёмкость.
/За беззаботным и игривым поведением в твоём присутствии скрывается нечто большее: Джиротачи ты очень нравишься, но он не знает, как ты его воспринимаешь, вот и пытается выведать это проверенным методом – напоив собеседника и дождавшись момента, когда тот сам начнёт откровенничать./
Тачи
Микадзуки Мунечика:
– Касю – порывистый и строптивый, а [Твоё имя] – спокойная и собранная, – рассуждал Микадзуки. – Они разные, но это именно то, что им нужно.
/Полагает, что вы с Касю уравновешиваете друг друга, и весьма доволен этим фактом./
Когицунэмару:
/С некоторых пор смотрит на тебя немного насмешливо. Удобно же ты, по его мнению, устроилась: Касю тебя на руках носить готов, Джиротачи – развлекает, а Мицутада с Хорикавой – так те и вовсе наперегонки бегут помогать по хозяйству./
Ичиго Хитофури:
– Зря Вы столько думаете об отношениях между Вами и Касю Киёмицу, госпожа, – успокаивал девушку Ичиго, – повода для беспокойства тут нет.
– Но ведь ревность рождается из-за неуверенности в себе, – возразила [Твоё имя]. – А мой избранник довольно ревнив...
– Он просто очень о Вас беспокоится. Когда любишь кого-то, его благополучие становится для тебя на первое место, и ты начинаешь заботиться о нём даже больше, чем о себе самом, – мягко рассказывал Ичиго. – Я говорю так, потому что у меня самого есть младшие братья.
/У вас уже сформировалась ежедневная традиция в доверительном тоне беседовать по душам за чашечкой чая перед сном. Может, Ичиго и не знает всего, что действительно происходит между тобой и Касю, но зато ты всегда можешь рассчитывать на его помощь./
Угуйсумару:
/Он вообще избегает категоричных оценок и поэтому лишь загадочно улыбается, предлагая тебе решать свою судьбу самой./
Акаши Куниюки:
/Честно говоря, парень охотнее предпочёл бы часок-другой вздремнуть, а не рассуждать о чьих-то там отношениях, пускай дело касается самой его госпожи./
Сёкудайкири Мицутада:
Стоя у плиты, [Твоё имя] крупно нарезала мясо, попутно вытирая со лба пот – на кухне было достаточно жарко – и обмахиваясь полотенцем. Приправы находились на самой верхней полке, и девушке пришлось залезть на табурет, чтобы дотянуться до заветного ящичка. Ножки опасно подогнулись, и [Твоё имя], потеряв равновесие, полетела вниз, как вдруг чьи-то сильные руки подхватили её и поставили на пол.
– Мицутада? – изумилась [Твоё имя], когда молодой человек продолжил разделку вместо неё. – Но тебе совсем не обязательно помогать мне, сегодня дежурит другой…
– Он передал свои извинения и что не сможет прийти, – перебил Мицутада. – Да и какой в этом смысл, раз уж я здесь?
/Врёт он всё: на самом деле меч этот даже не в курсе, что был нужен на кухне, ведь хитрец Мицутада подстроил всё так, чтобы самому оказаться наедине с тобой. Стоит заметить, что по отношению к тебе он ведёт себя как истинный джентльмен: подаст руку, если тебе трудно самой слезть с лошади, в промозглую погоду одолжит свою накидку, с радостью поможет по хозяйству… А такое отношение говорит о многом./
Косэцу Самондзи:
/Не нравится ему, что вокруг ваших отношений с Касю подняли такой кипиш. Предложил вместе с ним помедитировать в тишине и спокойствии, чтобы отдохнуть и разобраться в себе./
Ямабуши Кунихиро:
– Касю пока ещё совсем молод, но мне нравится, какой он упорный, я вижу в нём потенциал! Ка-ка-ка, благодаря тренировкам его тело станет таким же крепким, как моё! – похвастался Ямабуши, выставляя на всеобщее обозрение свои мускулы.
/Задумал сделать из Касю «настоящего воина» и мысленно уже разрабатывает ему программу тренировок. В принципе, при желании тебе удастся его образумить./
Шиши-О:
/Совершенно параллельно на Касю, а вот с тобой парень совсем не прочь повеселиться и поиграть время от времени. Жаль только, с появлением Касю в твоей жизни этого времени у тебя всё меньше и меньше…/
Цурумару Кунинага:
– Касю, по сути, ещё практически ребёнок, – размышлял молодой человек, наблюдая за прогуливающейся парочкой. – На её месте я бы выбрал кого-то более зрелого и менее экспрессивного, совсем как…
Цурумару замолк, увидев Мицутаду, тоскливо провожающего Касю и [Твоё имя] взглядом.
– Даже как-то жаль его.
/Не сказать, чтобы он одобрительно относился к твоему выбору, но вмешиваться и помогать товарищу или нет, ещё не знает – смотря как лягут карты и каково будет настроение у самого Цурумару./
Учигатаны
Накигицунэ:
/Наблюдает за робкими попытками приблизиться к тебе у Хорикавы и более смелыми – у Мицутады и гадает, как скоро ты обнаружишь их чувства к своей персоне./
Содза Самондзи:
– В прекрасную госпожу [Твоё имя] все так и влюбляются, – Содза вздохнул, – это так печально. Мы – всего лишь оружие, нам не постигнуть человеческие чувства в полной мере.
/Настроен пессимистично и нередко выражается меланхолично, заявляя о невозможности существования союза меча и человека./
Касю Киёмицу:
– Чтобы больше не видел тебя с этим пьяницей. – Касю недовольно покосился на Джиротачи.
[Твоё имя] невольно закатила глаза:
– Прошу, успокойся. Опять ты начинаешь подозревать всех подряд…
– Внешность обманчива, – совершенно серьёзно сказал Касю и за плечи развернул девушку к себе. – Я видел, какими глазами он на тебя смотрит. Мы все в курсе, на что он способен в таком состоянии на поле боя, и я не хочу проверять, что может случиться в повседневной жизни.
/Со стороны может показаться, будто Касю ревнует тебя к каждому столбу, однако на самом деле он просто хочет обезопасить тебя, пусть и в несколько своеобразной манере. И парень, конечно же, уже успел обнаружить парочку конкурентов в борьбе за твоё сердце, особенно настороженно относясь именно к Джиротачи. Тем не менее, Касю полностью уверен в себе и смело строит планы на ваше совместное будущее./
Яматоноками Ясусада:
– На самом деле Касю очень хороший!.. У него ведь не радужное прошлое, и из-за этого с ним порой бывает так трудно, но вместе с тем у него масса достоинств, – уверял девушку голубоглазый. – Он верный, честный, любящий…
/Из-за невесть откуда появившихся прочих поклонников начинает волноваться, как бы ты не отвергла Касю, вот и без устали расхваливает тебе своего друга./
Идзуминоками Канэсада:
– Я заметил, Хорикава зачастил в последнее время помогать Вам по дому, госпожа, – говорил молодой человек, возвращаясь с [Твоё имя] после долгой работы в поле, – так что Вы уж не отталкивайте его: парень он, вообще-то, хороший…
/В самом деле сочувствует своему самопровозглашённом­у адъютанту и, фактически, сдал Хорикаву со всеми потрохами, ибо тот буквально все уши Идзуминоками о тебе прожужжал./
Касэн Канэсада:
– Они такие разные, словно… солнце и луна, – наконец нашёл подходящее сравнение Касэн. – Он – горячий и достаточно эмоциональный, она – умиротворяющая и спокойная… Но вместе они – по правде завораживающее зрелище…
/Мыслит поэтично и совсем не против ваших с Касю отношений – это же так романтично!/
Муцуноками Ёшиюки:
/Видит в Касю амбициозного и талантливого для своих лет парнишку и уверен, что со временем вы станете сильной парой./
Хатисука Котэцу:
/Относится к сложившейся ситуации со снисхождением, считая всё это детскими забавами, и уже ждёт не дождётся, когда вы наиграетесь и займётесь делом./
Яманбагири Кунихиро:
– Госпожа уже достаточно взрослая, чтобы разобраться во всём самой, не прибегая к помощи других. – Яманбагири хмыкнул. – Чужие советы будут только мешать.
/Его взгляд так и говорит: «Решайте свои проблемы сами, а меня оставьте в покое». Не стремится быть участником набирающей обороты драмы./
Оокурикара:
/Его ни капли не волнует сложившийся любовный многоугольник, наоборот, эта ситуация даже начинает несколько раздражать парня: слишком уж много внимания вы, по его мнению, уделяете совершенно пустяковым вещам./
Хешикири Хасебэ:
/Скептически относится к долговечности вашего союза, однако сомнения никак не отражаются ни на его лице, ни на поведении. Он поддержит любой твой выбор./
Додануки Масакуни:
/Считает странным, что Касю красит ногти, носит серьги и прихорашивается как женщина, но в остальном претензий к нему не имеет, ведь боец он при этом неплохой./
Другие
Иватооши:
– Гья-ха-ха, хотел бы я знать, сможет ли Джиротачи ради госпожи [Твоё имя] отказаться от своей любимой выпивки? – потешался Иватооши. – Интересно, надолго ли его хватит?
/Открыто смеётся над его чувствами в надежде, что ты оценишь шутку. Может, объяснишь, что так поступать некрасиво?/
Никкари Аоэ:
– Киёмицу – ещё такой мальчишка… Госпоже [Твоё имя] трудно с ним придётся…
/Отчасти сочувствует тебе: ужиться с Касю и совладать с его характером довольно непросто./
Ягэн Тоширо:
/Не считает намерения Касю действительно серьёзными, ничего не говорит, но не уверен, что у вашей пары есть будущее./
Хорикава Кунихиро:
– [Твоё имя], Вам нужна моя помощь? – Хорикава неотступно следовал за девушкой, идущей по коридору с полной корзиной белья. – Глажка, стирка, уборка, готовка – я со всем справлюсь.
– Ох, Хорикава, ты такой помощник, – похвалила его [Твоё имя].
От услышанного комплимента паренёк чуть покраснел и отвёл взгляд в сторону:
– М-мне просто нравится Ваше общество…
/При тебе Хорикава прямо-таки мальчишкой становится: заикается, краснеет, часто рассеян и неуклюж. И если раньше все его мысли были заняты лишь обожаемым Канэ-саном, то теперь Хорикава буквально заваливает последнего рассказами о тебе. Он не надеется когда-нибудь увидеть себя на месте Касю, но ты смело можешь рассчитывать на него и в быту, и в бою./
Отэгинэ:
/Не настаивает, чтобы ты выслушивала его мнение, однако Отэгинэ предпочёл бы, чтобы ты уже ясно дала понять, кому отдашь предпочтение: и вам с Касю спокойнее будет, и другие поклонники перестанут томиться в неведении./
Источник: http://arnlaug.beon­.ru/0-29-test-tainaj­a-poklonnica-kasju-k­iemicu.zhtml
Калейдоскоп Пeчaль в сообществе Бесконечность 10:27:40
Взрыв огромным консервным ножом вспорол корпус ракеты.
Людей выбросило в космос, подобно дюжине трепещущих серебристых рыб.
Их разметало в черном океане, а корабль, распавшись на миллион осколков, полетел дальше, словно рой метеоров в поисках затерянного Солнца.
- Беркли, Беркли, ты где?
Слышатся голоса, точно дети заблудились в холодной ночи.
- Вуд, Вуд!
- Капитан!
- Холлис, Холлис, я Стоун.
- Стоун, я Холлис. Где ты?
- Не знаю. Разве тут поймешь? Где верх? Я падаю. Понимаешь, падаю.
Подробнее…Они падали, падали, как камни падают в колодец. Их разметало, будто двенадцать палочек, подброшенных вверх исполинской силой. И вот от людей остались только одни голоса - несхожие голоса, бестелесные и исступленные, выражающие разную степень ужаса и отчаяния.
- Нас относит друг от друга.
Так и было. Холлис, медленно вращаясь, понял это. Понял и в какой-то мере смирился. Они разлучились, чтобы идти каждый своим путем, и ничто не могло их соединить. Каждого защищал герметический скафандр и стеклянный шлем, облекающий бледное лицо, но они не успели надеть силовые установки. С маленькими двигателями они были бы точно спасательные лодки в космосе, могли бы спасать себя, спасать других, собираться вместе, находя одного, другого, третьего, и вот уже получился островок из людей, и придуман какой-то план... А без силовой установки на заплечье они - неодушевленные метеоры, и каждого ждет своя отдельная неотвратимая судьба.
Около десяти минут прошло, пока первый испуг не сменился металлическим спокойствием. И вот космос начал переплетать необычные голоса на огромном черном ткацком стане; они перекрещивались, сновали, создавая прощальный узор.


- Холлис, я Стоун. Сколько времени можем мы еще разговаривать между собой?
- Это зависит от скорости, с какой ты летишь прочь от меня, а я-от тебя.
- Что-то около часа.
- Да, что-нибудь вроде того, - ответил Холлис задумчиво и спокойно.
- А что же все-таки произошло? - спросил он через минуту.
- Ракета взорвалась, только и всего. С ракетами это бывает.
- В какую сторону ты летишь?
- Похоже, я на Луну упаду.
- А я на Землю лечу. Домой на старушку Землю со скоростью шестнадцать тысяч километров в час. Сгорю, как спичка.
Холлис думал об этом с какой-то странной отрешенностью. Точно он видел себя со стороны и наблюдал, как он падает, падает в космосе, наблюдал так же бесстрастно, как падение первых снежинок зимой, давным- давно.



Остальные молчали, размышляя о судьбе, которая поднесла им такое: падаешь, падаешь, и ничего нельзя изменить. Даже капитан молчал, так как не мог отдать никакого приказа, не мог придумать никакого плана, чтобы все стало по-прежнему.
- Ох, как долго лететь вниз. Ох, как долго лететь, как долго, долго, долго лететь вниз, - сказал чей-то голос. -Не хочу умирать, не хочу умирать, долго лететь вниз...
- Кто это?
- Не знаю.
- Должно быть, Стимсон. Стимсон, это ты?
- Как долго, долго, сил нет. Господи, сил нет.
- Стимсон, я Холлис. Стимсон, ты слышишь меня?
Пауза, и каждый падает, и все порознь.
- Стимсон.
- Да. - Наконец-то ответил.
- Стимсон, возьми себя в руки, нам всем одинаково тяжело.
- Не хочу быть здесь. Где угодно, только не здесь.
- Нас еще могут найти.
- Должны найти, меня должны найти, - сказал Стимсон. - Это неправда, то, что сейчас происходит, неправда.
- Плохой сон, - произнес кто-то.
- Замолчи!-крикнул Холлис.
- Попробуй, заставь, - ответил голос. Это был Эплгейт. Он рассмеялся бесстрастно, беззаботно. - Ну, где ты?
И Холлис впервые ощутил всю невыносимость своего положения. Он захлебнулся яростью, потому что в этот миг ему больше всего на свете хотелось поквитаться с Эплгейтом. Он много лет мечтал поквитаться, а теперь поздно, Эплгейт - всего лишь голос в наушниках.
Они падали, падали, падали...

Двое начали кричать, точно только сейчас осознали весь ужас, весь кошмар происходящего. Холлис увидел одного из них: он проплыл мимо него, совсем близко, не переставая кричать, кричать...
- Прекрати!
Совсем рядом, рукой можно дотянуться, и все кричит. Он не замолчит. Будет кричать миллион километров, пока радио работает, будет всем душу растравлять, не даст разговаривать между собой.
Холлис вытянул руку. Так будет лучше. Он напрягся и достал до него. Ухватил за лодыжку и стал подтягиваться вдоль тела, пока не достиг головы. Космонавт кричал и лихорадочно греб руками, точно утопающий. Крик заполнил всю Вселенную.


"Так или иначе, - подумал Холлис. - Либо Луна, либо Земля, либо метеоры убьют его, зачем тянуть?"
Он раздробил его стеклянный шлем своим железным кулаком. Крик захлебнулся. Холлис оттолкнулся от тела, предоставив ему кувыркаться дальше, падать дальше по своей траектории.
Падая, падая, падая в космос, Холлис и все остальные отдались долгому, нескончаемому вращению и падению сквозь безмолвие.
- Холлис, ты еще жив?
Холлис промолчал, но почувствовал, как его лицо обдало жаром.
- Это Эплгейт опять.
- Ну что тебе, Эплгейт?
- Потолкуем, что ли. Все равно больше нечем заняться.
Вмешался капитан:
- Довольно. Надо придумать какой-нибудь выход.
- Эй, капитан, молчал бы ты, а? - сказал Эплгейт.
- Что?
- То, что слышал. Плевал я на твой чин, до тебя сейчас шестнадцать тысяч километров, и давай не будем делать из себя посмешище. Как это Стимсон сказал: нам еще долго лететь вниз.
- Эплгейт!
- А, заткнись. Объявляю единоличный бунт. Мне нечего терять, ни черта. Корабль ваш был дрянненький, и вы были никудышным капитаном, и я надеюсь, что вы сломаете себе шею, когда шмякнетесь о Луну.
- Приказываю вам замолчать!
- Давай, давай, приказывай. - Эплгейт улыбнулся за шестнадцать тысяч километров. Капитан примолк. Эплгейт продолжал: - Так на чем мы остановились, Холлис? А, вспомнил. Я ведь тебя тоже терпеть не могу. Да ты и сам об этом знаешь. Давно знаешь.
Холлис бессильно сжал кулаки.
- Послушай-ка, что я скажу,- не унимался Эплгейт.- Порадую тебя. Это ведь я подстроил так, что тебя не взяли в "Рокет компани" пять лет назад.
Мимо мелькнул метеор. Холлис глянул вниз: левой кисти как не бывало. Брызнула кровь. Мгновенно из скафандра вышел весь воздух. Но в легких еще остался запас, и Холлис успел правой рукой повернуть рычажок у левого локтя; манжет сжался и закрыл отверстие. Все произошло так быстро, что он не успел удивиться. Как только утечка прекратилась, воздух в скафандре вернулся к норме. И кровь, которая хлынула так бурно, остановилась, когда он еще сильней повернул рычажок - получился жгут.


Все это происходило среди давящей тишины. Остальные болтали. Один из них, Леспер, знай себе, болтал про свою жену на Марсе, свою жену на Венере, свою жену на Юпитере, про свои деньги, похождения, пьянки, игру и счастливое времечко. Без конца тараторил, пока они продолжали падать. Летя навстречу смерти, он предавался воспоминаниям и был счастлив.
До чего все это странно. Космос, тысячи космических километров - и среди космоса вибрируют голоса. Никого не видно, только радиоволны пульсируют, будоражат людей.
- Ты злишься, Холлис?
- Нет.
Он и впрямь не злился. Вернулась отрешенность, и он стал бесчувственной глыбой бетона, вечно падающей в никуда.
- Ты всю жизнь карабкался вверх, Холлис. И не мог понять, что вдруг случилось. А это я успел подставить тебе ножку как раз перед тем, как меня самого выперли.
- Это не играет никакой роли, - ответил Холлис"
Совершенно верно. Все это прошло. Когда жизнь прошла, она словно всплеск кинокадра, один миг на экране; на мгновение все страсти и предрассудки сгустились и легли проекцией на космос, но прежде чем ты успел воскликнуть: "Вон тот день счастливый, а тот несчастный, это злое лицо, а то доброе", - лента обратилась в пепел, а экран погас.
Очутившись на крайнем рубеже своей жизни и оглядываясь назад, он сожалел лишь об одном: ему всего-навсего хотелось жить еще. Может быть, у всех умирающих/такое чувство, будто они и не жили? Не успели вздохнуть как следует, как уже все пролетело, конец? Всем ли жизнь кажется такой невыносимо быстротечной - или только ему, здесь, сейчас, когда остался всего час-другой на раздумья и размышления?
Чей-то голос - Леспера - говорил:
- А что, я пожил всласть. Одна жена на Марсе, вторая на Венере, третья на Юпитере. Все с деньгами, все меня холили. Пил, сколько влезет, раз проиграл двадцать тысяч долларов.
"Но теперь-то ты здесь, - подумал Холлис. - У меня ничего такого не было. При жизни я завидовал тебе, Леспер, пока мои дни не были сочтены, завидовал твоему успеху у женщин, твоим радостям. Женщин я боялся и уходил в космос, а сам мечтал о них и завидовал тебе с твоими женщинами, деньгами и буйными радостями. А теперь, когда все позади и я падаю вниз, я ни в чем тебе не завидую, ведь все прошло, что для тебя, что для меня, сейчас будто никогда и не было ничего". Наклонив голову, Холлис крикнул в микрофон:
- Все это прошло, Леспер!
Молчание.
- Будто и не было ничего, Леспер!
- Кто это? - послышался неуверенный голос Леспера.
- Холлис.
Он подлец. В душу ему вошла подлость, бессмысленная подлость умирающего. Эплгейт уязвил его, теперь он старается сам кого-нибудь уязвить. Эплгейт и космос - и тот и другой нанесли ему раны.
- Теперь ты здесь, Леспер. Все прошло. И точно ничего не было, верно?
- Нет.
- Когда все прошло, то будто и не было. Чем сейчас твоя жизнь лучше моей? Сейчас - вот что важно. Тебе лучше, чем мне? Ну?
- Да, лучше!
- Это чем же?
- У меня есть мои воспоминания, я помню! - вскричал Леспер где-то далеко-далеко, возмущенно прижимая обеими руками к груди свои драгоценные воспоминания.
И ведь он прав. У Холлиса было такое чувство, словно его окатили холодной водой. Леспер прав. Воспоминания и вожделения не одно и то же. У него лишь мечты о том, что он хотел бы сделать, у Леспера воспоминания о том, что исполнилось и свершилось. Сознание этого превратилось в медленную, изощренную пытку, терзало Холлиса безжалостно, неумолимо.


- А что тебе от этого? - крикнул он Лесперу. - Теперь- то? Какая радость от того, что было и быльем поросло? Ты в таком же положении, как и я.
- У меня на душе спокойно, - ответил Леспер. - Я свое взял. И не ударился под конец в подлость, как ты.
- Подлость? - Холлис повертел это слово на языке.
Сколько он себя помнил, никогда не был подлым, не смел быть подлым. Не иначе, копил все эти годы для такого случая. "Подлость". Он оттеснил это слово в глубь сознания. Почувствовал, как слезы выступили на глазах и покатились вниз по щекам. Кто-то услышал, как у него перехватило голос.
- Не раскисай, Холлис.
В самом деле, смешно. Только что давал советы другим, Стимсону, ощущал в себе мужество, принимая его за чистую монету, а это был всего-навсего шок и - отрешенность, возможная при шоке. Теперь он пытался втиснуть в считанные минуты чувства, которые подавлял целую жизнь.
- Я понимаю, Холлис, что у тебя на душе, - прозвучал затухающий голос Леспера, до которого теперь было уже тридцать тысяч километров. - Я не обижаюсь.
"Но разве мы не равны, Леспер и я? - недоумевал он. - Здесь, сейчас? Что прошло, то кончилось, какая теперь от этого радость? Так и так конец наступил". Однако он знал, что упрощает: это все равно что пытаться определить разницу между живым человеком и трупом. У первого есть искра, которой нет у второго, эманация, нечто неуловимое.


Так и они с Леспером: Леспер прожил полнокровную жизнь, он же, Холлис, много лет все равно что не жил. Они пришли к смерти разными тропами, и если смерть бывает разного рода, то их смерти, по всей вероятности, будут различаться между собой, как день и ночь. У смерти, как и у жизни, множество разных граней, и коли ты уже когда-то умер, зачем тебе смерть конечная, раз навсегда, какая предстоит ему теперь?
Секундой позже он обнаружил, что его правая ступня начисто срезана. Прямо хоть смейся. Снова из скафандра вышел весь воздух. Он быстро нагнулся: ну, конечно, кровь, метеор отсек ногу до лодыжки. Ничего не скажешь, у этой космической смерти свое представление о юморе. Рассекает тебя по частям, точно невидимый черный мясник. Боль вихрем кружила голову, и он, силясь не потерять сознание, затянул рычажок на колене, остановил кровотечение, восстановил давление воздуха, выпрямился и продолжал падать, падать - больше ничего не оставалось.
- Холлис?
Он сонно кивнул, утомленный ожиданием смерти.
- Это опять Эплгейт, - сказал голос.
- Ну.
- Я подумал. Слышал, что ты говорил. Не годится так. Во что мы себя превращаем! Недостойная смерть получается. Изливаем друг на друга всю желчь. Ты слушаешь, Холлис?
- Да.
- Я соврал. Только что. Соврал. Никакой ножки я тебе не подставлял. Сам не знаю, зачем так сказал. Видно, захотелось уязвить тебя. Именно тебя. Мы с тобой всегда соперничали. Видишь - как жизнь к концу, так и спешишь покаяться. Видно, это твое зло вызвало у меня стыд. Так или не так, хочу, чтобы ты знал, что я тоже вел себя по- дурацки. В том, что я тебе говорил, ни на грош правды, И катись к черту.
Холлис снова ощутил биение своего сердца. Пять минут оно словно и не работало, но теперь конечности стали оживать, согреваться. Шок прошел, прошли также приступы ярости, ужаса, одиночества. Как будто он только что из-под холодного душа, впереди завтрак и новый день.
- Спасибо, Эплгейт.
- Не стоит. Выше голову, старый мошенник.
- Эй, - вступил Стоун.
- Что тебе? - отозвался Холлис через просторы космоса; Стоун был его лучшим другом на корабле.
- Попал в метеорный рой, такие миленькие астероиды.
- Метеоры?
- Это, наверно, Мирмидоны, они раз в пять лет пролетают мимо Марса к Земле. Меня в самую гущу занесло. Кругом точно огромный калейдоскоп... Тут тебе все краски, размеры, фигуры. Ух ты, красота какая, этот металл!
Тишина.
- Лечу с ними, - снова заговорил Стоун. - Они захватили меня. Вот чертовщина!
Он рассмеялся.
Холлис напряг зрение, но ничего не увидел. Только крупные алмазы и сапфиры, изумрудные туманности и бархатная тушь космоса, и глас всевышнего отдается между хрустальными бликами. Это сказочно, удивительно : вместе с потоком метеоров Стоун будет много лет мчаться где-то за Марсом и каждый пятый год возвращаться к Земле, миллион веков то показываться в поле зрения планеты, то вновь исчезать. Стоун и Мирмидоны, вечные и нетленные, изменчивые и непостоянные, как цвета в калейдоскопе - длинной трубке, которую ты в детстве наставлял на солнце и крутил.
- Прощай, Холлис. - Это чуть слышный голос Стоуна. - Прощай.


- Счастливо! - крикнул Холлис через пятьдесят тысяч километров.
- Не смеши, - сказал Стоун и пропал.
Звезды подступили ближе.
Теперь все голоса затухали, удаляясь каждый по своей траектории, кто в сторону Марса, кто в космические дали. А сам Холлис... Он посмотрел вниз. Единственный из всех, он возвращался на Землю.
- Прощай.
- Не унывай.
- Прощай, Холлис. - Это Эплгейт.
Многочисленные: "До свидания". Отрывистые:
"Прощай". Большой мозг распадался. Частицы мозга, который так чудесно работал в черепной коробке несущегося сквозь космос ракетного корабля, одна за другой умирали; исчерпывался смысл их совместного существования. И как тело гибнет, когда перестает действовать мозг, так и дух корабля, и проведенные вместе недели и месяцы, и все, что они означали друг для друга, - всему настал конец. Эплгейт был теперь всего-навсего отторженным от тела пальцем; нельзя подсиживать, нельзя презирать. Мозг взорвался, и мертвые никчемные осколки разбросало, не соберешь. Голоса смолкли, во всем космосе тишина. Холлис падал в одиночестве.
Они все очутились в одиночестве. Их голоса умерли, точно эхо слов всевышнего, изреченных и отзвучавших в звездной бездне. Вон капитан улетел к Луне, вон метеорный рой унес Стоуна, вон Стимсон, вон Эплгейт на пути к Плутону, вон Смит, Тэрнер, Ундервуд и все остальные; стеклышки калейдоскопа, которые так долго составляли одушевленный узор, разметало во все стороны.
"А я? - думал Холлис. - Что я могу сделать? Есть ли еще возможность чем-то восполнить ужасающую пустоту моей жизни? Хоть одним добрым делом загладить подлость, которую я накапливал столько лет, не подозревая, что она живет во мне! Но ведь здесь, кроме меня, никого нет, а разве можно в одиночестве сделать доброе дело? Нельзя. Завтра вечером я войду в атмосферу Земли".
"Я сгорю, - думал он, - и рассыплюсь прахом по всем материкам. Я принесу пользу. Чуть-чуть, но прах есть прах, земли прибавится".


Он падал быстро, как пуля, как камень, как железная гиря, от всего отрешившийся, окончательно отрешившийся. Ни грусти, ни радости в душе, ничего, только желание сделать доброе дело теперь, когда всему конец, доброе дело, о котором он один будет знать.
"Когда я войду в атмосферу, - подумал Холлис, - то сгорю, как метеор".
- Хотел бы я знать, - сказал он, - кто-нибудь увидит меня?

Мальчуган на проселочной дороге поднял голову и воскликнул:
- Смотри, мама, смотри! Звездочка падает!
Яркая белая звездочка летела в сумеречном небе Иллинойса.
- Загадай желание, - сказала его мать. - Скорее загадай желание.


Рэй Брэдбери

­­
Все лето в один день Пeчaль в сообществе Бесконечность 10:27:17
- Готовы?
- Да!
- Уже?
- Скоро!
- А ученые верно знают? Это правда будет сегодня?
- Смотри, смотри, сам видишь!
Подробнее…Теснясь, точно цветы и сорные травы в саду, все вперемешку, дети старались выглянуть наружу - где там запрятано солнце? Лил дождь. Он лил не переставая семь лет подряд; тысячи и тысячи дней, с утра до ночи, без передышки дождь лил, шумел, барабанил, звенел хрустальными брызгами, низвергался сплошными потоками, так что кругом ходили волны, заливая островки суши. Ливнями повалило тысячи лесов, и тысячи раз они вырастали вновь и снова падали под тяжестью вод. Так навеки повелось здесь, на Венере, а в классе было полно детей, чьи отцы и матери прилетели застраивать и обживать эту дикую дождливую планету.
- Перестает! Перестает!
- Да, да!
Марго стояла в стороне от них, от всех этих ребят, которые только и знали, что вечный дождь, дождь, дождь. Им всем было по девять лет, и если выдался семь лет назад такой день, когда солнце все-таки выглянуло, показалось на час изумленному миру, они этого не помнили. Иногда по ночам Марго слышала, как они ворочаются, вспоминая, и знала: во сне они видят и вспоминают золото, яркий желтый карандаш, монету - такую большую, что можно купить целый мир. Она знала, им чудится, будто они помнят тепло, когда вспыхивает лицо и все тело - руки, ноги, дрожащие пальцы. А потом они просыпаются - и опять барабанит дождь, без конца сыплются звонкие прозрачные бусы на крышу, на дорожку, на сад и лес, и сны разлетаются как дым.
Накануне они весь день читали в классе про солнце. Какое оно желтое, совсем как лимон, и какое жаркое. И писали про него маленькие рассказы и стихи.
Мне кажется, солнце - это цветок,
Цветет оно только один часок.

Такие стихи сочинила Марго и негромко прочитала их перед притихшим классом. А за окнами лил дождь.
- Ну, ты это не сама сочинила! - крикнул один мальчик.
- Нет, сама, - сказала Марго, - Сама.
- Уильям! - остановила мальчика учительница.
Но то было вчера. А сейчас дождь утихал, и дети теснились к большим окнам с толстыми стеклами.
- Где же учительница?
- Сейчас придет.
- Скорей бы, а то мы все пропустим!
Они вертелись на одном месте, точно пестрая беспокойная карусель. Марго одна стояла поодаль. Она была слабенькая, и казалось, когда-то давно она заблудилась и долго-долго бродила под дождем, и дождь смыл с нее все краски: голубые глаза, розовые губы, рыжие волосы - все вылиняло. Она была точно старая поблекшая фотография, которую вынули из забытого альбома, и все молчала, а если и случалось ей заговорить, голос ее шелестел еле слышно. Сейчас она одиноко стояла в сторонке и смотрела на дождь, на шумный мокрый мир за толстым стеклом.
- Ты-то чего смотришь? - сказал Уильям. Марго молчала.
- Отвечай, когда тебя спрашивают!
Уильям толкнул ее. Но она не пошевелилась; покачнулась - и только. Все ее сторонятся, даже и не смотрят на нее. Вот и сейчас бросили ее одну. Потому что она не хочет играть с ними в гулких туннелях того города-подвала. Если кто-нибудь осалит ее и кинется бежать, она только с недоумением поглядит вслед, но догонять не станет. И когда они всем классом поют песни о том, как хорошо жить на свете и как весело играть в разные игры, она еле шевелит губами. Только когда поют про солнце, про лето, она тоже тихонько подпевает, глядя в заплаканные окна.
Ну а самое большое ее преступление, конечно, в том, что она прилетела сюда с Земли всего лишь пять лет назад, и она помнит солнце, помнит, какое оно, солнце, и какое небо она видела в Огайо, когда ей было четыре года. А они - они всю жизнь живут на Венере; когда здесь в последний раз светило солнце, им было только по два года, и они давно уже забыли, какое оно, и какого цвета, и как жарко греет. А Марго помнит.


- Оно большое, как медяк, - сказала она однажды и зажмурилась.
- Неправда! - закричали ребята.
- Оно - как огонь в очаге, - сказала Марго.
- Врешь, врешь, ты не помнишь! - кричали ей.
Но она помнила и, тихо отойдя в сторону, стала смотреть в окно, по которому сбегали струи дождя. А один раз, месяц назад, когда всех повели в душевую, она ни за что не хотела стать под душ и, прикрывая макушку, зажимая уши ладонями, кричала - пускай вода не льется на голову! И после того у нее появилось странное, смутное чувство: она не такая, как все. И другие дети тоже это чувствовали и сторонились ее.
Говорили, что на будущий год отец с матерью отвезут ее назад на Землю - это обойдется им во много тысяч долларов, но иначе она, видимо, зачахнет. И вот за все эти грехи, большие и малые, в классе ее невзлюбили. Противная эта Марго, противно, что она такая бледная немочь, и такая худющая, и вечно молчит и ждет чего-то, и, наверно, улетит на Землю...


- Убирайся! - Уильям опять ее толкнул. - Чего ты еще ждешь?
Тут она впервые обернулась и посмотрела на него. И по глазам было видно, чего она ждет. Мальчишка взбеленился.
- Нечего тебе здесь торчать! - закричал он. - Не дождешься, ничего не будет! Марго беззвучно пошевелила губами.
- Ничего не будет! - кричал Уильям. - Это просто для смеха, мы тебя разыграли. Он обернулся к остальным. - Ведь сегодня ничего не будет, верно?
Все поглядели на него с недоумением, а потом поняли, и засмеялись, и покачали головами: верно, ничего не будет!
- Но ведь... - Марго смотрела беспомощно. - Ведь сегодня тот самый день, - прошептала она. - Ученые предсказывали, они говорят, они ведь знают... Солнце...


- Разыграли, разыграли! - сказал Уильям и вдруг схватил ее.
- Эй, ребята, давайте запрем ее в чулан, пока учительницы нет!
- Не надо, - сказала Марго и попятилась.
Все кинулись к ней, схватили и поволокли, - она отбивалась, потом просила, потом заплакала, но ее притащили по туннелю в дальнюю комнату, втолкнули в чулан и заперли дверь на засов. Дверь тряслась: Марго колотила в нее кулаками и кидалась на нее всем телом. Приглушенно доносились крики. Ребята постояли, послушали, а потом улыбнулись и пошли прочь - и как раз вовремя: в конце туннеля показалась учительница.
- Готовы, дети? - она поглядела на часы.
- Да! - отозвались ребята.
- Все здесь?
- Да!
Дождь стихал. Они столпились у огромной массивной двери. Дождь перестал. Как будто посреди кинофильма про лавины, ураганы, смерчи, извержения вулканов что-то случилось со звуком, аппарат испортился, - шум стал глуше, а потом и вовсе оборвался, смолкли удары, грохот, раскаты грома... А потом кто-то выдернул пленку и на место ее вставил спокойный диапозитив - мирную тропическую картинку. Все замерло - не вздохнет, не шелохнется. Такая настала огромная, неправдоподобная тишина, будто вам заткнули уши или вы совсем оглохли. Дети недоверчиво подносили руки к ушам. Толпа распалась, каждый стоял сам по себе. Дверь отошла в сторону, и на них пахнуло свежестью мира, замершего в ожидании.
И солнце явилось. Оно пламенело, яркое, как бронза, и оно было очень большое. А небо вокруг сверкало, точно ярко-голубая черепица. И джунгли так и пылали в солнечных лучах, и дети, очнувшись, с криком выбежали в весну.


- Только не убегайте далеко! - крикнула вдогонку учительница. - Помните, у вас всего два часа. Не то вы не успеете укрыться!
Но они уже не слышали, они бегали и запрокидывали голову, и солнце гладило их по щекам, точно теплым утюгом; они скинули куртки, и солнце жгло их голые руки.
- Это получше наших искусственных солнц, верно?
- Ясно, лучше!
Они уже не бегали, а стояли посреди джунглей, что сплошь покрывали Венеру и росли, росли бурно, непрестанно, прямо на глазах. Джунгли были точно стая осьминогов, к небу пучками тянулись гигантские щупальца мясистых ветвей, раскачивались, мгновенно покрывались цветами - ведь весна здесь такая короткая. Они были серые, как пепел, как резина, эти заросли, оттого что долгие годы они не видели солнца. Они были цвета камней, и цвета сыра, и цвета чернил, и были здесь растения цвета луны.
Ребята со смехом кидались на сплошную поросль, точно на живой упругий матрац, который вздыхал под ними, и скрипел, и пружинил. Они носились меж деревьев, скользили и падали, толкались, играли в прятки и в салки, но главное - опять и опять, жмурясь, глядели на солнце, пока не потекут слезы, и тянули руки к золотому сиянию и к невиданной синеве, и вдыхали эту удивительную свежесть, и слушали, слушали тишину, что обнимала их словно море, блаженно спокойное, беззвучное и недвижное. Они на все смотрели и всем наслаждались. А потом, будто зверьки, вырвавшиеся из глубоких нор, снова неистово бегали кругом, бегали и кричали. Целый час бегали и никак не могли угомониться. И вдруг... Посреди веселой беготни одна девочка громко, жалобно закричала. Все остановились. Девочка протянула руку ладонью кверху.


- Смотрите, сказала она и вздрогнула. - Ой, смотрите!
Все медленно подошли поближе. На раскрытой ладони, по самой середке, лежала большая круглая дождевая капля. Девочка посмотрела на нее и заплакала. Дети молча посмотрели на небо.
- О-о...
Редкие холодные капли упали на нос, на щеки, на губы. Солнце затянула туманная дымка. Подул холодный ветер. Ребята повернулись и пошли к своему дому-подвалу, руки их вяло повисли, они больше не улыбались.
Загремел гром, и дети в испуге, толкая друг дружку, бросились бежать, словно листья, гонимые ураганом. Блеснула молния - за десять миль от них, потом за пять, в миле, в полумиле. И небо почернело, будто разом настала непроглядная ночь. Минуту они постояли на пороге глубинного убежища, а потом дождь полил вовсю. Тогда дверь закрыли, и все стояли и слушали, как с оглушительным шумом рушатся с неба тонны, потоки воды - без просвета, без конца.
- И так опять будет целых семь лет?
- Да. Семь лет. И вдруг кто-то вскрикнул:
- А Марго?
- Что?
- Мы ведь ее заперли, она так и сидит в чулане.
- Марго...
Они застыли, будто ноги у них примерзли к полу. Переглянулись и отвели взгляды. Посмотрели за окно - там лил дождь, лил упрямо, неустанно. Они не смели посмотреть друг другу в глаза. Лица у всех стали серьезные, бледные. Все потупились, кто разглядывал свои руки, кто уставился в пол.
- Марго...
Наконец одна девочка сказала:
- Ну что же мы?...
Никто не шелохнулся.
- Пойдем... - прошептала девочка.
Под холодный шум дождя они медленно прошли по коридору. Под рев бури и раскаты грома перешагнули порог и вошли в ту дальнюю комнату, яростные синие молнии озаряли их лица. Медленно подошли они к чулану и стали у двери.
За дверью было тихо. Медленно, медленно они отодвинули засов и выпустили Марго.


Рэй Брэдбери

­­
Позавчера — воскресенье, 11 ноября 2018 г.
. magnus banе 20:23:10

GO TO HELL FOR HEAVEN'­S SAKE

я всей своей душой ненавижу такие блядские моменты.

имею в виду, что в моей жизни достаточно места для того, чтобы заниматься рефлексией, самореализацией и самовыражением, но будто все мое существо ставит мне палки в колеса и я просто сижу перед открытым вордовским файлом/заметками в телефоне/нотной тетрадью и фортепиано и просто понимаю, что не идет, хотя мне есть, что написать, что сказать, но как будто я не знаю, как это выразить, вот серьезно.

в такие моменты я делаю самое страшное: открываю все свои работы, написанные вручную или же напечатанные, перенесенные в pdf-формат или всякое такое и начинаю... чистить. меня, на самом деле, даже не особо раздражают подобного рода кризисы (но очень бесит невозможность структурировать ноты в красивую мелодию или слова - в предложения), как бы страшно для кого-то это ни звучало. один человек сказал мне "это же твои силы и время, как ты можешь", другой - "оставь, смотри на то, как ты спрогрессировал", но, знаете, мне плевать, сколько сил я угробил на ту или иную мелодию, на конкретно этот стих или же какую-либо зарисовку, просто иногда я пробегаюсь глазами по тексту/нотам и думаю о том, что я мог бы сделать это лучше. написать как-то эпичнее, красивее, другими словами или другой музыкой, если так можно это сказать. я, увы и ах, страдаю перфекционизмом. либо идеально, либо никак.

взять те же фанфики на фикбуке. я почистил великое множество, удалил многое, еще не успев показать миру, так сказать, просто потому, что на выходе получилось не то, что я ожидал. иногда я сижу и вспоминаю все свои наброски, на которых я оттачивал стиль написания (то бишь, то, что заведомо уйдет в стол) и понимаю, что многие из них были действительно лучше, чем то, что я опубликовал. по крайней мере, идея. потом думаю о том, что как много было не дописано, забыто, заброшено - и понимаю, что насрать. я вообще начал оставлять некоторые работы сохраненными хоть в каком-то формате просто потому, что после удаления очередной, мою личку начинает раскачивать кучей гневных сообщений по типу "я это перечитываю вообще-то!". не в коем образе не испытываю равнодушие к тем людям, которым интересно мое творчество, уважаю каждого и благодарю за комментарии вполне себе искренне (исключая только одного человека, но это уже совсем другая история, никак к повестке дня не относящаяся). потому, собственно, и сохраняю, повторюсь.

далеко не ходя, открываю свою страницу на фикбуке и начинаю краткий обзор того, что меня категорически не устраивает.

1. Не такая уж и ошибка («Верни меня, если сможешь»).
Подробнее…Фотографии, где лицо крупным планом и в полный рост, подробное досье с именем, возрастом, полом и всей доступной о каждом ребёнке информацией. Юнги не может подавить в себе мерзкое ощущение, что сирот демонстрируют как вещи в интернет-каталоге. Омеги, альфы, беты, гаммы, четырнадцать, шестнадцать, год, семь — он смотрит на каждого, стараясь увидеть этого ребёнка рядом с собой. А потом натыкается взглядом на «Чон Чонгук, 16, альфа», и рядом — надпись красным: «был возвращён в приют три раза».
если спросить у меня, есть ли у меня какие-либо аллергии, я отвечу честно: на корицу и омегаверс. серьезно. я не то что бы ненавижу омегаверс, просто я не читаю этот жанр, ни в коей мере им не увлекаюсь и эту самую работу писал с шантажом и из-под палки. это, наверное, моя самая нелюбимая работа, но любимая работа моей девушки, и если я ее удалю, меня просто-напросто выкинут из окна. когда-нибудь я ее все же удалю, настанет этот день. но, а пока, пусть висит.

2. Счастье в инвалидной коляске.
Подробнее…Они все говорят забыть. Талдычат неистово «Юнги, тебе нужно учиться жить дальше», и он правда пытается. Но она не вернётся, а он и сам может дойти до городского кладбища на новое свидание, уткнуться лбом в холодную землю и выть волком. Потому что неважно, когда это случилось: вчера, два года, десяток лет назад — время не лечит. Как и не вылечит ноги этого мальчишки, но что-то в его душе хочет заставить этого ребёнка поверить в чудо.
просто потому, что я написал это не так, как хотел. кто бы знал, как сильно я хочу переписать эту работу, но как мало у меня времени на то, чтобы воплотить в жизнь эту маленькую мечту. я бы сделал все куда атмосфернее, куда подробнее, куда реалистичнее и несколько более растянутым. рано или поздно, я это все-таки сделаю. после того, как допишу "ave atque vale" и еще один макси, который пока не публиковался.

3. Я люблю тебя, а ты не замечаешь.
Подробнее…- Можно я с тобой чуть-чуть тут посижу? — и вот вечно он так, глупый и слепой, подобно новорождённому котёнку. Не влезай, дурак, оно же рано или поздно точно не сдержится и когда-нибудь точно сорвётся. А потом будет локти грызть и мечтать отмотать время назад, когда всё ещё было относительно хорошо (читай: стабильно плохо), а дрова были не ломаны. Но Юнги кивает. Хотя бы потому, что нет объективных причин для отказа, а Чонгук ему, вопреки всему, как бальзам на душу.
вообще, несмотря на то что я очень сильно люблю юнгуков, на мой взгляд, все мини по ним у меня - это один большой провал. ну серьезно, начиная с "коляски", заканчивая "хеном", написанным мной за пятнадцать минут у метро, пока я ждал мишу. не знаю, почему мне так кажется. и вот смотрю я на эту работу сейчас, а ручки так и чешутся удалить ее нахер. потому что она, как и все фанфики в данном списке, кажется мне неудачной.

4. Чонгук слезам не верит.
Подробнее…...но начинает, когда в номер стучится Сокджин и, хитро улыбнувшись, говорит заговорщицки: «когда тебе плохо было, Юнги заперся в ванной и плакал». Сокджин, он ведь реально как заботливая мама: понимает чуточку больше, чем даже ты сам.
я бы сказал, что это просто набор букв. но потом я вспоминаю, что это, ах, да - юнгуки. а юнгуки у меня - это провал.

5. Дикий
Подробнее…- Ты мне очень нравишься, хён, — продолжает Чимин со своим этим открытым детским лицом, смотрит прямо, без всякого страха, только рука, преграждающая путь, явственно трясётся. Чимин храбрый, хороший, добрый. Ему бы с кем-нибудь типа Чонгука встречаться да радоваться, но, видимо, это слишком просто, да? Пак Чимин не ищет лёгких путей?
- Мои соболезнования.

открывает хит-парад неудачных фанфиков, которые я посвятил хаве, хаве и еще раз хаве. просто, что это, зачем это, с чем это едят и к чему это все? и если "глаза" я еще могу понять, то это, боже, нет.

6. Стекло
Подробнее…...И он вынужден сейчас просто смотреть на то, как любовь всей его жизни одаривает счастливыми и нежными взглядами совершенно не его, касается не его рук своими, не на его губах оставляет нежные поцелуи. Увлечённо рассказывает какие-то смешные истории из жизни, широко улыбаясь — опять же, сменив главного слушателя. Знаете, когда он улыбается, у него такие ямочки милые, и правая немного глубже и выразительнее левой. Снова счастлив, но без него, а всё потому что кое-кто осознанно всё проебал.
серьезно, если бы я прочитал такое описание и потом прочитал начинку, я бы сам себя на хуй послал с этой высосанной из пальца драмой и криво описанной постельной сценой. ну, правда.

7. Пассивные умения
Подробнее…- Хён, ты лучший! — Чонгук ничего не может с собой поделать, дурацкая улыбка растягивает губы против его воли, — В общем, мы с Тэхёном встречаемся уже месяц, и вчера он намекнул мне, что пора переводить наши отношения... на новый уровень. Нет, я, конечно, почитал фанфики в сети, но арми предпочитают писать о том, как я его нагибаю. А мне вчера недвусмысленно намекнули, что пора приобрести клизму...
- Спаси и сохрани... — шепчет Юнги-хён, прикрыв глаза, — Почему всегда я?

не-на-ви-жу. всеми фибрами своей души. смотрю на эту работу и у меня дергается, сука, глаз от отсутствия логики, кривого слога, кривого мозга и всякого такого. я хотел удалить его очень сильно, очень яростно и очень беспощадно, а потом его где-то опубликовали (хотя я, вроде бы, прошу о том, чтобы мне кидали ссылочки, чтобы я просто банально знал, где вишу) и полетели лайки с просмотрами. они летели, я смотрел на это и просто "ну, блин, ну, ребят, вы чего, как это дерьмище может кому-то нравиться?".

возможно, кто-то после этого поста подумает, что я понторез.
нет, это не так.
я и сам редко читаю фанфики, потому что требователен к себе, к окружающим и вообще - занудная сволочь по всем жизненным пунктам. все эти семь работ, они категорически мне не нравятся: отсутствием ли динамики, сюжетом ли, написанием. я правда хочу формировать какой-никакой, но качественный контент, но, по мнению своей дамы сердца, к себе слишком требователен.
так или иначе, я считаю, что требовательность - это не плохо. не в данном случае.
. кeллeр 20:19:30
невыносимо существовать всё хочется забыться во сне
\\ eva simons. 11:14:50

дьявол без крыльев

­­
у вас бывает такое чувство, когда вам кажется, что вы всех потеряли?
хотя на самом деле один человек отдалился от вас? вы общались каждый день. ты улыбалась, когда видела его сообщения. он говорил, что любит. писал тебе то, чего не писали другие. он подарил тебе шанс на многое. ты подумала, что нашла нужного человека. но в один день все меняется. ваше общение, словно видеоролик, ставят на паузу. и забывают о нем. и вот ты пишешь ему, в надежде вернуть то общение. но в ответ пустота. ничего. он игнорирует каждое твоё слово. и ты говоришь себе: «раз уж так, то я не буду писать ему. вообще. точно так же буду игнорировать». потом он пишет тебе, просит о чём-то. и ты с легкостью соглашаешься, забыв о своём обещании. ты думаешь, что вот, шанс вернуть все те дни. ты пытаешься как-то поддержать разговор, но в ответ пустые слова. ты с горечью выходишь из диалога с этим человеком. заходишь на его страницу. в тысячный раз за день. ничего нового. повторяешь эту операцию каждый день и вот видишь, что он добавил какого-то человека в друзья, хотя раньше не добавлял никого, даже тебя, хотя вы были очень близки. ты понимаешь, что у него появились новые друзья, знакомые, с которыми ему весело. ты сидишь в слезах и понимаешь, что все эти обещания были ложными. у всего есть конец. даже у этой крепкой дружбы. ты любила его, готова была сделать все, что он попросит. и, вроде, он вёл себя так же, но сейчас... ничего. каждая песня в твоём плейлисте напоминает тебе моменты общения с тем человеком. и ты сидишь, вспоминая каждое его сообщение. каждый комплимент. каждое обидное слово. ты ничего не можешь сделать, ведь понимаешь что все это бесполезно.
ты пытаешься забыть его, но мысли о нем лезут в голову. ты представляешь моменты, которых не было, представляя, что совсем скоро такое случится. но нет. этого не будет. ты понимаешь это, но все равно. после всего этого недельного игнора ты отвечаешь ему за секунду, а то и меньше. ты доверяла этому человеку больше чем своей лучшей подруге. да что там лучшей подруге. больше чем родным. этот человек стал тебе смыслом жизни. но теперь у вас осталась только переписка. одна, жалкая, переписка. как бы ты не пыталась внушить себе, что его надо забыть и немедленно, ничего не выходило. ты пишешь этот текст в группу, в которой он очень часто сидит. ты видишь, что он онлайн с каким-то человеком, с которым он когда-то общался, но потом у них что-то произошло и он покрывал этого человека самыми ужасными словами. а через пару недель ты видишь, как они мило общаются в беседе. посыпается та самая ревность. ты ревнуешь этого человека ко всему. ты понимаешь, что скорее всего накручиваешь себя. но не можешь остановить слезы. Включаешь музыку из его плейлиста и начинаешь слушать. до головной боли. находишь песню, которую когда-то пела ему и начинаешь рыдать ещё больше, вспоминая эти моменты. он говорил, что ты замечательно поешь. Ты понимаешь, что любишь его. все ещё любишь этого человека. ни смотря на ту боль, которую он причинил тебе, ты любишь его. вроде, ты успокаиваешься. пытаешься улыбаться друзьям, хотя это тяжело удаётся. ведь искренне ты улыбалась только ему. и только тогда, когда получала от него сообщения. только он мог заставить тебя улыбнуться. под вечер проверяешь сообщения. кто-то написал в беседе. тот самый человек, к которому ты постоянно ревнуешь его. они мило общались. и вот ты решила написать что-то туда. и получаешь что-то на подобии «опять ты. заебала». ты оставляешь это сообщение неотвеченным. слезы начинают литься сами, ты не можешь их удержать. и вот, снова вспоминаешь то, что было. берёшь телефон и начинаешь писать ему о своих чувствах. пишешь непонятную чепуху и стираешь сообщение, так и не отправив. перед родителями и друзьями ты ведёшь себя так, будто в твоей жизни все замечательно. хотя на самом деле ты потеряла смысл жить. ты потеряла его. ты потеряла человека, который дарил тебе улыбку и смех. ты потеряла его и даже не поняла. как? ты слышишь как твои знакомые говорят что-то плохое о нем. ты начинаешь заступаться за него, ведь он научил тебя многому. научил любить себя. дал понять, что найдётся человек, который полюбит твой внутренний мир. ты понимаешь, что никогда не забудешь его. не забудешь его «люблю». никогда не забудешь его слова, манеру общения, его привычки. никогда не забудешь то, что он не кладёт сахар в чай. никогда не забудешь, как он тебя называл. никогда не забудешь его поддержу и заботу.

никогда.
пятница, 9 ноября 2018 г.
` The Hope Of Morning Makes You Worth The Fight... M i o n e 22:34:12

`/ Aliis Inservi­endo Consumo­r •


Этот учебный год проносится с бешеной скоростью, и не всегда понимаю, хорошо это или же плохо... Грустно, что подходит к концу счастливая пора студенчества, но это, пожалуй, одна из тех вещей, что сейчас должна беспокоить меня меньше всего... Впереди огромных масштабов перемены и события, и начнутся они уже со следующей недели... С понедельника и вплоть до самого Нового Года, а то и до середины января, должна буду с головой уйти в учёбу, ибо начинаются экзаменационные циклы: это и детская стоматология, и ортопедия, и ортодонтия, и пародонтология... Надо выложиться на полную, если хочу, чтобы всё получилось...) Поэтому, вероятно, буду очень много, часто и подолгу пропадать, простите меня, пожалуйста...



­­
#WhateverItTakes
Сейчас у нас идёт дисциплина по выбору, по которой мы должны написать ВКР (выпускную квалификационную работу), в дальнейшем с ней мы идём на гос.экзамены... "Выбор" этот весьма относительный, так как просилась я в хирургию, "предложили" мне терапию, а в итоге отправили на детство, но оно, пожалуй, и к лучшему...) Эти две недели нам рассказывали по-настоящему интересные вещи, предоставили возможность расширить свой кругозор как профессионалам, немного вырасти над собой ^_^ Приятно, что пару раз даже брали на приём ^.^ Вчера преподавательница попросила поассистировать ей на наркозе ^___^ Для тех, кто не знает, неконтактных детишек и детишек с множественным кариесом, как правило, лечат не под местным, а под общим обезболиванием, то есть под наркозом...) Ирина Игоревна, доктор, которой ассистировала, активно отговаривала меня идти в хирургию и агитировала выбрать своей специальностью детство, чем сильно меня озадачила... Подобное уже было летом, когда во время практики по ортопедии зав.отделением уговаривал меня стать ортопедом, но.. В этот раз всё как-то по-другому: беда в том, что и детство тоже мне по душе... Очень люблю детишек, обычно нахожу с ними общий язык, люблю с ними работать, но.. Хирургия -- это же рай... Это лучшее, где могу себя применить... Но теперь злосчастное семя сомнений вновь дало корни...



­­
#WhatAboutOurBroken­HappyEverAfters?
Тяжело признавать, но очередной курс блокад папе не помог совсем... К сожалению, не могу рассказать вам всего, что происходит: как справедливо замечено в сериале "13 причин, почему", некоторые секреты существуют, чтобы защитить некоторых людей... Всегда говорила, что нам "нелегко", но это сильное преуменьшение, если отключить оптимистичный настрой и проявить объективность... Не хочу посыпать голову пеплом -- в этом нет смысла и так не найдётся выход... Нельзя сдаваться, нельзя опускать руки и жалеть себя... Но сердце рвётся каждый раз, когда вижу, как папа сидит и плачет, потому что не может встать, как он кричит от боли, тщетно силясь разогнуть ноги в коленях и выпрямить спину, когда он, изнемождённый и вымученный болью, кричит, что не хочет жить, когда родители в голос рыдают у меня на плечах... Когда получаю от папы сообщения с угрозами суицида... У меня нет права на слабость, панику или слёзы... Мы боремся, всё ещё сражаемся, и стоит мне придумать, сочинить утешение, слепить из призрачного тумана надежду, как высыхают слёзы на отеческих и материнских глазах, как в них снова что-то загорается... В такие моменты чувствую, что ещё не совсем бессильна... Сегодня беседовали с его лечащим врачом, и результат, а вернее, его отсутствие говорит об одном -- впереди папу ждёт радиочастотная абляция болевых нервных корешков...



­­
#МеняПокоритьНельзя­
В последнее время меня пугают родственники/друзья­ семьи/родители... В какой-то момент они начали не просто интересоваться, а с большим энтузиазмом заниматься устройством моей личной жизни... Это уже переходит все рамки, правда... Фразы в духе "Саша, я поеду искать тебе жениха" или "Саша, я нашла тебе жениха", "А жить в Баку очень хорошо, знаешь, какой город красивый!" оставались в моём сознании всего лишь невинными и забавными шутками, пока в ход не пошли слова а-ля "даже не знаю, на свадьбе мне сидеть со стороны жениха или невесты?" или всплывающие подводные камни... Какое-то время назад вела приятельскую переписку с сыном-подруги-тёти-­Зины (вы знаете, что всегда рада новым друзьям), но потом общение как-то сошло на нет, собственно, и Бог с ним, но потом оказалось, что товарищ постучался в директ и вёл беседу, потому что собирался (внимание!) жениться... ЖЕНИТЬСЯ, КАРЛ! Жениться на девочке, о которой тебе рассказали родственники и которую ты видел на паре фотографий... Просто слов нет... На днях виделась с нашими близкими, так оказалась на лекции по теме "Самое главное -- удачно выйти замуж, а замуж надо выходить за достоинства, успех и семью мужа"... Боже, дай мне сил!.. Вишенка на торте -- позавчера проходя мимо гостиной услышала, как родители "перешёптываются" на тему удачного замужества... Чтобы не получилось так, будто бы подслушивала, спешно ушла к себе в комнату, но акустика в квартире такова, что и там не смогла скрыться от их разговоров... Подумать только, они считают, что надо свести меня с кем-то, кого Моему негодованию нет предела... Никогда, ни за что, ни при каких обстоятельствах не стану предметом чьей-то коллекции, чьим-то призом или трофеем... С каких это пор главное -- хорошо выйти замуж за перспективного человека?!. Один такой "из приличной семьи" однажды уже заявлял мне: "Мой папа тебя купит, потому что я так хочу!" Как по мне, так уж лучше вообще замуж не выходить, чем так... Встретить любовь, человека, который как свои будет разделять с тобой радости и горести, с которым и в огонь, и в воду -- вот это я понимаю... А все эти "хорошие семьи" и "удачные браки" -- упаси Бог!.. Как же раздражают юноши, которые считают, что им всё позволено... Которые увидели девичью мордашку на фотографии, и всё, чего хочу, то и ворочу... Покупаются на обложку, ни капли не заботясь о содержании... Я не варежка! Любовь -- самое прекрасное, самое высокое и святое, что есть на свете, и нельзя марать её в грязи наших прихотей... Бррр, кровь закипает... А ведь когда-то такие страсти кипели только на БеОне.. Видимо, это карма ^^" Если это перейдёт за рамки и без того малоприятных разговоров, видит Бог, я устрою бунт и подниму бурю...

­­


Категории: ` Из Жизни, ` Учёба, ` Папа, ` Болезнь, ` Боль, ` Неприязнь, ` Мысли Вслух, ` Осень, ` Ноябрь, ` 5 Курс
11:01:31 Гость
i70.beon.ru/1/0/1/93/25/128332593/zQmwaadYJBA.png
11:33:52 M i o n e
-- Добрый день ^_^ Спасибо за небезразличие...)
17:14:46 Гость
i26.beon.ru/1/0/1/20/99/128339920/wdtYjIoMvaU.png
17:47:15 Dr. Zagreus
Я не знаю, под каким там наркозом, но когда я в детстве ходил, я чувствовал прям каждый миллиметр того, как узб покида мой рот. А когда его совсем оторвали, хотелось аж выть от боли. Хотя вроде что-то и кололи перед этим, и рот ещё отходил от онемения... Не поверишь, но у меня примерно такая же...
еще...
Я не знаю, под каким там наркозом, но когда я в детстве ходил, я чувствовал прям каждый миллиметр того, как узб покида мой рот. А когда его совсем оторвали, хотелось аж выть от боли. Хотя вроде что-то и кололи перед этим, и рот ещё отходил от онемения...
Для тех, кто не знает, неконтактных детишек и детишек с множественным кариесом, как правило, лечат не под местным, а под общим обезболиванием, то есть под наркозом...)
Не поверишь, но у меня примерно такая же ситуация. Типа хотят женить на "хозяйственной" и "любящей" а тот факт, что это мало того, что нечестно ибо это не наше желание, так я вообще ближайшие лет 10 не хочу даже задумываться об этом. Но нет же, уже каждое лето собираются устроить свадьбу. Благо, у меня дальше разговоров дело не идёт Х)
А тебе с этим успехов, ведь вряд ли как-то получится убедить их в том, что ты этого не хочешь. Единственный, пожалуй, выход, это тебе самой найти и поставить родителей перед фактом. Иначе дело совсем швах
(А вообще, мы в 21 веке живём, где это видано, что до сих пор действуют заплесневевшие традиции вроде таких)
#МеняПокоритьНельз­я
Развожусь с женой из-за ее младшей сестры. Попросилась пожить у нас на... Natsuo.Vatashi. 03:06:01
Развожусь с женой из-за ее младшей сестры. Попросилась пожить у нас на сессии, а потом "задержалась". Я ее ненавижу. Ленивая, грубая, бестактная тусовщица. Без конца подворовывает наши вещи, съедает все, что есть в холодильнике, таскает своих друзей к нам домой.
У нас с женой двое маленьких детей. Я пашу на износ на работе. Пробовал поговорить, ругался, требовал порядка в своей квартире. Жена сказала, что сестру любит и та может жить у нас столько, сколько посчитает нужным. Выгонял силой - жена истерила и снова разрешала ей жить с нами.
Не выдержал, сказал жене, что брал в жены одну женщину, а не две. Поставил условие: либо она выгоняет 23-летнюю раздолбайку обратно к родителям или на съемное жилье, либо я ухожу. Жену люблю, она сама в истерике, плачет каждый день. Да и с двумя маленькими детьми без поддержки мужа очень тяжело. Но я просто выгорел. Собрал вещи, снял квартиру и съехал. Живу уже три недели один.
Вчера позвонила жена, плакала, просила вернуться. Спросил, собирается ли она вышвырнуть свою сестру. Ответила, что нет. Квартира моя, и в случае развода они съедут все.
Сегодня написал заявление на развод.
показать предыдущие комментарии (8)
19:48:30 Ямари
Ну это всё касаемо жены. Мать заслужила попахать как следует, а дети трудности не заслужили ничем. Они ничего не сделали. Для любящего родителя будет неприемлемо оставить своих детей в нужде или стрессовых условиях, и вообще плевать, что там с бывшим партнёром/партнёрше­й. Взрослые...
еще...
Ну это всё касаемо жены. Мать заслужила попахать как следует, а дети трудности не заслужили ничем. Они ничего не сделали. Для любящего родителя будет неприемлемо оставить своих детей в нужде или стрессовых условиях, и вообще плевать, что там с бывшим партнёром/партнёрше­й. Взрослые разборки не должны сказываться на детях в любом случае, иначе на кой чёрт было вообще рожать?
09:10:37 Natsuo.Vatashi.
Дети маленькие, отец работает, чтобы всех обеспечивать. Какой выход из ситуации видишь ты?
18:13:56 Ямари
Взрослый человек - он на то и взрослый, чтобы брать на себя ответственность за свои поступки. А сделать ребёнка - это тоже поступок и ещё какой. И поскольку это поступок двоих людей, то, вне зависимости от отношения друг к другу, они должны нести равную ответственность за них и делать всё...
еще...
Взрослый человек - он на то и взрослый, чтобы брать на себя ответственность за свои поступки. А сделать ребёнка - это тоже поступок и ещё какой. И поскольку это поступок двоих людей, то, вне зависимости от отношения друг к другу, они должны нести равную ответственность за них и делать всё возможное, чтобы их личные конфликты и разногласия не сказывались на детях. Ребёнок является отдельной личностью, а не атрибутом семейного быта, и если твоё отношение к ребёнку зависит от того, насколько хорошо ты ладишь с партнёром/партнёрше­й, то, скорее всего, ты хреновый родитель.
18:23:13 Ямари
Ну и касательно конкретной ситуации. Просто молча взять и свалить, не подумав ни о моральном состоянии, ни о материальной нужде своих детей - верх эгоизма. Вообще я на стороне западных практик, когда детям дают право выбирать, с кем из родителей остаться в случае развода, если они в сознательном...
еще...
Ну и касательно конкретной ситуации. Просто молча взять и свалить, не подумав ни о моральном состоянии, ни о материальной нужде своих детей - верх эгоизма. Вообще я на стороне западных практик, когда детям дают право выбирать, с кем из родителей остаться в случае развода, если они в сознательном возрасте. Если нет, то их делят поровну, к примеру, если двое, то один остаётся с матерью, а один - с отцом. Если один или трое, то ребёнок/двое детей остаётся с тем из родителей, у кого с финансами лучше.
Но это же Рашка, тут никто ни за что не отвечает, и если твоё дело не рожать, то сунул-вынул и бежать. Хотя бывает и наоборот. А дети... А какая разница, что они там думают и что чувствуют? Они ж дети, кто их будет спрашивать. Вот когда будет тебе хотя бы лет 20-25, тогда и будешь умничать, а пока закрой рот, сопляк, и не лезь во взрослые дела.
четверг, 8 ноября 2018 г.
. Капля Жизни.... 17:40:54
Зайти сюда спустя столько лет и просто охуеть.
l-l /-\ >< ^/ l/l Чешуйчатый Бог 07:19:44

x e n o m o r p h Дай мне свою руку

Последствия бессонных ночей видны тогда, когда в голову стукает невероятно сногсшибательная идея, выносящая мозг и сердце за пределы твоего уровня нормальности. Ты не можешь отделаться от них простым сном, мыслью, что всё это стыд и детские шалости, не можешь забыть их даже через многое время, и пост годовалой давности тому доказательство http://draconismurd­er.beon.ru/0-87-l-l-­gt-lt-l-l.zhtml
Как бы я не старался и что бы не делал, результат не приводил меня к тому комфорту, который требует чёртова душа. Она требует человека рядом. Требует создание, омрачённое собственным омутом.
Мне словно нужна леди, что будет смущаться от моих комплиментов, которой их можно сказать без стеснения, потому что она "своя в доску", которой будут посвящены бессмысленные стихи, а моя слепая очарованность её забавным и милым нравом будет способствовать моему желанию отдать своё внутреннее "Я" кому-то.
Я хочу быть заколдованным, выбирая милый букет по её нраву, Стоять в очереди на ненавистной почте, отправляя маленькое письмо с притягательными строками, заставляющими гореть щёки. Мило, в то же время с щепоткой бесстыдности шутить, хитро улыбаясь, видеть, как она смеётся. Я хочу поддаваться ей, чувствовать, как она утаскивает меня в тот самый омут, в котором водятся демоны, как она в последний момент выставляет руку, отталкивая, но предательски пробует ещё и ещё. Подхватывать инициативу её заигрываний, превращая их в томный флирт, оставаясь таинственными незнакомцами. Я хочу защищать её, зная, что мои советы однажды сыграют роль в её жизни, хочу бесконечно протягивать руку, видеть в благодарность улыбку. Хочу быть тем самым старомодником, что ищет затмевающих двояких чувств. "Мы ведь друзья?" - будет нашим извечным вопросом, когда сердца станут неистово трепыхаться. Хочу бесконечно создавать Вещи из ничего. Подарки и письма, несущие смысл лишь для нас двоих. Из неоткуда стать нужным, на кого можно опереться, доверив себя. Знать, что её словесное касание остановит драконий рёв внутри в нужный час. Надеяться, что я интересую её так же, как и она когда-то заинтересовала меня. Трепетать слова о духовной нужде, галантно прощаться, целуя руку. Осторожно играть чувствами, зная, что дотронуться до них ты не сможешь. Я не хочу стесняться тебя. Я хочу знать, что могу написать тебе всё, что у меня в голове, и не быть осуждённым, высмеянным, непринятым. Чувствовать, как бьётся сердце от её приветствия, желанного и родного. Хочу лишь посвятить свою больную любовь, которой никогда не сбыться. Не дать ей умереть. Но никогда не встретиться, оставляя лишь образы в голове, от которых мы таем. Моральное наслаждение, трепетность шарма, который мы избрали, содрогание от чувств, столь насыщенно пропитывающих наш мозг. Чтобы тема разговоров доводила до ходьбы по лезвию ножа, зарываясь в самое сердце. Хочу быть заколдованным Тобою, поддаться манипуляции. И умело притянуть тебя в отместку, дразня. Чтобы азарт доводил до абсурда, захлёстывая с головою.
Я хочу быть твоим рыцарем. Почему ТЫ не хочешь попробовать принять меня?


­­
Подробнее…эх блять
дайте мне хотя бы беон 2010 года, когда всем девам хотелось подобного
Тогда и буковками в этих ваших личках даже играться было не стыдно, не то, что выговаривать подобное




Категории: Больные мысли, Ностальгия Time
среда, 7 ноября 2018 г.
# Дневник гриффиндорки Истинная гриффиндорка 17:35:44
Сегодня был обычный школьный день. Да, ничего такого. Если не считать того, что я сначала проснулась в 4 утра, потом легла спать обратно, потом опять проснулась, в 6 утра, собралась в школу, опять легла спать.
А теперь внимание: просыпаюсь, иду на кухню, смотрю на часы...
9, мать его, утра!!!
Ну, я конечно по-быстрому нахватала себе печенек, рассовала по карманам и побежала одеваться.
Пришла в школу, опоздала на 2-й урок, то бишь на историю.
Захожу в класс - и понеслась...
Эти бараны, которых мои родители привыкли называть "моими одноклассниками", начали орать и аплодировать.
Ща будут мысли от первого лица:
Ууу, ясно. Опять включился режим повышенного тупизма. Ладно, постою, подожду, пока они найдут свои микроскопические мозги и поставят их на место.
Голос учительницы: классу: Это что такое?! Мне: Давай, проходи, садись.
Прохожу, сажусь за парту - ко мне поворачиваются - и опять аплодисменты. Я раскланялась, мне было так приятно!(нет)

После этого урока наш отставной староста подошёл и спросил: -А ты где былаа??
Я ничего не сказала просто ушла. Потом подошла "илита" нашего класса, полезла с теми же расспросами, только в более грубой форме. Я послала их на три весёлые буквы и ушла к учительнице.

В музыкалке более-менее норм. Только вот... Сегодня спрашивали партии произведений, которые мы будем исполнять на международном хоровом чемпионате, я сдаль на тлоецьку...
А потом мы пели "Не ветер вея с высоты". Штука классная, красивое произведение, но нас заставляли красиво и с выражением приговаривать текст, и мы на это убили 20 минут урока. Ну шо поделать, такова жизнь.

После музыкалки я пошла домой. Рассказала Варе, что творится у меня в жизни. Она пообещала провести воспитательную беседу с моими родителями, ибо они, как сказала Варя, неправильно меня воспитывают. Тип психологи так говорят, а предки мои по-другому делают. Я попросила её этого не делать, ибо нам обоим придёт пипец.

И да - сейчас я буду делать до полуночи домашку! Аплодисменты мне!
показать предыдущие комментарии (15)
09:59:34 Истинная гриффиндорка
Агаа
10:05:20 ветер 2
в кастрюльку воды налить немного добавить муки соль и сахар по вкусу и желанию. всё мешаем хорошо. густоту делаем по желанию. разогреваем сковородку и плюхаем в неё по не множку, так чтоб получались небольшие оладушки... :^)­ далее делаем горячий напиток(чай) и достаем дедушкин мёд или...
еще...
в кастрюльку воды налить немного добавить муки соль и сахар по вкусу и желанию.
всё мешаем хорошо. густоту делаем по желанию.
разогреваем сковородку и плюхаем в неё по не множку,
так чтоб получались небольшие оладушки... :^)­
далее делаем горячий напиток(чай) и достаем дедушкин мёд или бабушкино варение...
=^B­ быстро и без особых затрат...=^B­
10:05:48 Истинная гриффиндорка
Оо, спасибо) Попробуем приготовить)
10:07:11 ветер 2
всегда с удовольствием)
вторник, 6 ноября 2018 г.
Придумал небольшой рассказик про ОС. Пока что в стадии разработки. ]:-) Marikukun 19:17:09
Около два года назад, 16 подростков попали в глубокую кому. Эти юноши жили в разных уголках мира, но всех их объединяло невероятная мозговая активность, така же когда человек видит сон. Их нельзя было назвать коматозниками, но и в сознании они не были. Множество попыток разбудить их не увенчались успехом, словно их души покинули тела, и находились они очень-очень далеко. Эта проблема затронула множество научных сообществ, так как в истории таких случаев ещё не наблюдали. В разных СМИ были афишированы истории о подростках мистическим образом провалившийся в вечный сон. И наконец, два года спустя один из них наконец проснулся.

#Россия# город Иркутск. 1 клиническая больница.
В палате пациента в данный момент находились 5 человек. Это было не обычно, ведь если учесть размер палаты, то в нем могли находиться примерно Максим 3 человека. Из них 2 учёных профессоров, один дежурный врач, один оператор видео съёмки и сам пациент. Возникает вопрос, а зачем эти люди собрались здесь? Прична этого была в пациенте. Он два года находился в коме, но его мозг проявлял невероятную активность, за которой в редких случаях можно наблюдать так долго. Если учитывать что он находился в таком состоянии уже два года, то можно сказать очень-очень долго. Один из учёных наблюдавший за энцефалограммой пациента решил, что такую мозговую активность человек проявляет только когда он видит сон. Коротко говоря этот пациент видел сон на протяжении двух лет. И таких людей по всему миру насчитывалось 16. Это назвали редкой болезнью, которому не было ни каких объяснений. Только одно связывало всех этих больных. Они все были примерно одного возраста. И вот сейчас 2 учёных, дежурный врач и видеооператор чуть ли не ликуя ожидают первые слова пациента который только что проснулся. Однако не смотря на то что уже прошло около 10 минут, пациент не проронил ни слова. За это короткое время он только перешёл в сидячую позу и начал наблюдать за окружением. Однако, эти 10 минут для людей которые чуть ли не сходящих с ума, от ожидания казались почти вечностью. Наконец он произнес свои первые слова за эти 2 года, после пробуждения. Слова которые чуть не повергли в шок всех находящихся в этой палате, за исключением пациента.
- Черт. Опять петля? Но кажется локация изменилась. Пофиг. Просто поубиваю всех находящихся здесь.
Рука видеооператор дрогнула. Минуту назад он улыбался до ушей, так как снимал очень редкий материал, который мало кому удалось бы заснять. Но теперь в его голове крутились последние слова пациента "поубиваю всех находящихся здесь".
Однако учёные даже не дрогнули. Один из них предположил, что пациент ошибочно думает что он все ещё находится во сне.
- Прошу прощения, но вы находились в коме два года. И только что проснулись как мы предлагаем после долгого сновидения.
-...
Пациент на минуту замолк.
- Вы хотите сказать что я уже в реальности? А не во сне?
- Да.
Отозвались все находящиеся здесь.
- А чем докажете?
Эти слова стали полной неожиданностью для учёных.
- Ну вы можете ущипнуть себя, или может вам принести холодную воду?
-...
Бернард(один из учёных) сам понимал как банально прозвучали его слова, но кроме это ему в голову больше ни чего не пришло. А остальные молчали как партизаны.
-Ладно. Есть более надёжный способ.
С этими словами пациент встал на ноги. Все замерли и наблюдая за ним. Он подошёл к стене, и с размаху ударил его кулаком. Как и все ожидали кулак глухим звуков ударился об стенку и оставил после себя кровавый след.
"Довольно радикальный метод проверки" отметил для себя Бернард"
-Хм.
Пациент погладил по своей руке и лизнул окровавленный кулак. Картина была мрачноватой, и все немного испугались пациента.
- Если бы это был сон, то по идее с таким слабым ударом, я должен был проломить стену, или мой кулак должен был пройти через нее. Да уж, кажется я действительно проснулся.
С этими словами пациент сел на свою кровать.
- Эм, не могли бы рассказать что с вами случилось? И что вы помните из последнего прежде чем попали в кому?
- В кому говорите? Вообще-то это называют глубоким сном.
-Так вы действительно видели сон? За все эти два года?
- Два года говорите? Как по мне я пробыл там две сотни лет. Да уж, как же хорошо опять вернуться в молодость. Там я порядком одряхлел и подумывал сменить аватар, но теперь в этом нет необходимости.

200 лет? Всех шокировали эти слова, за исключением Бернарда.
Он на протяжении 10 лет изучал ОС( осознанное сновидения) и в практике наблюдал что людям видевшие ОС казалось что они там проводили приличное время.
"Однако 200?" Отметил он. Но больше всего его волновало поведение пациента. Несколько минут назад пациент сказал "опять попал в петлю".
Обычно люди попадавшие в петлю после пробуждения чувствовали себя невероятно уставшими и страдали от глубокой депрессии. Некоторые даже попадали в психушку. В редких случаях конечно.
Однако в лице этого юноши не отображались эмоции. Ни радости от того, что вернулся, ни капли признака дэпрессии и дэперсонализации, которые он наблюдал у других людей.
- Для человека пробывшего столько времени в коме, вы необычно спокойны.
Отметил Бернард.
- Ну когда проживаешь два века, то необычайным образом обнаруживаешь, что теряешь способность проявляет хоть какие-то эмоции.
С этими словами он улыбнулся опровергая то что он говорил ранее.
Однако, его улыбка была настолько страшной, что дежурный врач невольно нажал кнопку охраны сам того не замечая.
- Кажется вы ещё не утратили способность проявлять эмоции.
Сказал Бернард улыбнувшись.
- Вы можете рассказать все что с вами случилось?
Обратился к пациенту Александр Юрьевич теряя терпение.
-мм. Я конечно могу рассказать все по порядку, но это займет довольно долго времени. Хотя ладно. Дела чуточку могут подождать. И кажется мышцы за это время атрофировались, и какое-то время я не смогу нормально передвигаться.
- Мы все внимательно вас слушаем.

-Это случилось хм. Я уже не помню число. Но кажется был ноября. Конец ноября? В то время я практиковал ОС (как я и думал отметил Бернард) и у меня это довольно хорошо получалось. В конце концов я достиг уровня, когда мог входить в состояние фазы просто по желанию. По началу было очень круто. Ощущать себя богом своего мира. Но в то время я не знал об этих жутких тварей.
- тварей?
- Да. Своего рода существа разных категорий. Энергетические вампиры, призраки, монстры. И у каждых этих тварей была своя иерархия. По началу моей ментальной энергии было достаточно что бы справляться с ними, пока я не встретил их.
-Их?
Все сглотнули. Если бы посторонний человек, не знающий о ситуации, зашёл бы в эту палату и послушал все, что говорил этот юноша, он бы решил что это парень несёт какую-то ахинею. Бред! Но для людей находящихся в этой палате, каждое сказанное слово было очень важным.
- Да. Мы называли их аристокрами. Высшие вампиры.
- Мы?
- Да хватить перебивать. Вы не даёте мне сконцентрироваться.­ Думаете это простое дело, вспомнить что случилось столько лет назад?
- Прошу прощения. Продолжайте.
Ответил Бернард, но в то же время, он размышлял о его словах. Он сказал "мы" значит есть вероятность, что он мог встретиться и с другими, которые находятся в данный момент в таком состоянии.
- Я встретитил одного из них. Он был необычайно приветлив, и темной ауры я не ощущал. Поэтому я решил не выгонять его из своего сна. Он появлялся у меня в с нах несколько раз. Мы довольны сдружились. И однажды он предложил мне погрузиться ещё в глубокий уровень. Он сказал что поделиться со мной со своими знаниями. Я купился на это. И спустились на более глубокий уровень. Если говорить насколько, то это около 7000.
- 7000 уровень? Вы можете более подробно рассказать об этих уровнях?
- Ну все эти уровни очень разные. Обычный человек когда видит сон, он находится от 1 го по 10 уровня. Практикующие ОС начиная от 100 го уровеня дальше. Предела нет. Но я очень редко наблюдал человека ниже 1000 уровня.
- Почему вы пустились настолько глубоко?

Бернард знал о чем говорил этот парень. Его пациенты не редко говорили об этих уровнях, в которых обитали разные мистические существа. Конечно по началу, он сам в это не верил. Но после 10 лет исследований, и опросив более 2000 людей переживших это в практике, он с ужасом осознал, что все эти люди говорили об одном и том же. Все настолько детально описывали эти уровни, что у него в архиве образовалась большая карта мира снов, с описанием каждого уровня аж до 100 го.
- Я был просто глуп. Вы ведь тоже знаете это чувство, когда все считают вас важным, чувство что вы избранный. Или это только у меня было так? В то время я был высокомерным. Я думал, что они признали мою способность. Но на деле это оказалось ловушкой. Вообще-то, у этих энергетических вампиров было негласное правило. Не убивать людей. Не высасывать их энергию без остатка. Конечно об этом правиле я узнал чуть позже. Но из аристократии нашлись бунтовщики. И один из них обманом заманил меня 7000 уровень, где находилось то пространство. Там была красная дверь, и конечно доступ имели только аристократы. Меня заманили туда, и в течении долгого времени высасывали мою жизненную энергию. Там я пробыл около 50 лет.
- Вы хотите сказать что они выкачивали из вас жизненную силу на протяжении 50 лет?
- ну это примерно пол года по вашему времени.
- Почему они сразу не убили вас?
- они были довольно разумными существами. В этом не было ни какой выгоды. Убив меня, они просто получили бы максимальную разовую дозу. А если оставить человека в живых, то ментальная энергия, через какое-то время восстановиться. Однако ментальная энергия человека не безгранична. Когда нибудь она должна закончится. Что более важно, через 50 лет они привели других людей. Их было очень много. Число этих тварей тоже возросло. И в момент когда я был уже на пределе, мне в голову пришла гениальная идея.
-...
-Я занялся каннибализмом.
Все дрогнули.
- Я понимал, что если не сделаю это, то просто умру. Но я не делал это насильно. По началу это была простой просьбой. Но потом у меня созрел план. Я собрал всех этих 15 человек...

Не успел как пациент закончить свои слова, как Бернард с шумом упал назад, вместе со стулом на котором сидел. Все находящиеся в комнате ощутили настоящий шок. Ведь, ровно столько людей сейчас находились в коме, в данный момент. Бернард с ужасом осознал, что все эти люди, все это время, находились в том месте, о котором говорил этот парень. А другой учёный, точнее нейробиолог, который не верил во все эти бредни про мистических существ, осознал, что этот парень, сейчас говорил о реальный вещах.
- хм. С вами все в порядке? Неужели это вас так напугало? А ведь это цветочки, по сравнению с тем что случилось потом.
- Н-нет. Все в порядке. Для начала, вы можете называть имя хотят бы одного человека находящегося в том месте?
- Я знаю имя их все. И не только имя. Я знаю о них практически все. Ведь я поглощал их ментальную энергию, и мы вместе много чего пережили. Но прежде чем я начну, я хочу, что бы люди находящиеся за дверью зашли в палату.
- А?
Пискнул дежурный врач. Он только сейчас понял, что довольно сильно сжимал копку экстренного вызова охраны.
- Там кто-то есть?
Удивился Александр Юрьевич
- Двое людей. Кажется из полиции?
Наверное уже можно предположить, что эти люди просто устали каждый раз удивляться. Но когда видеооператор открыл дверь, все с ужасом поняли, что этот парень был прав.
- Прошу прощения. Мы не хотели вам мешать, но мы получили вызов.
- Это я. отозвался дежурный врач.
- У вас что стряслось?
- Н-нет. Все нормально. Может уходить.
Ответил Бернард. Однако даже не смотря на эти слова, он так же подумал, был бы лучше если бы они остались тут.
- Как?
Дрожащим голосом спросил Бернард.
- Что как?
-Как ты узнал что они были за дверью?
- Но это ведь... Ах да. Вы ведь просто люди. Как я мог забыть такое.
- Л-люди? А вы кто тогда?
- Я? Я больше не человек.
- Вы утверждаете что вы не человек?
- Да, вы абсолютно все правильно поняли.
По их телам прошли мурашки. Бернард сам того не осознавая начал дрожать.
- Если вы не человек тогда кто вы?
- Эм. Ну. Как сказать... В словах трудно сейчас объяснить. Да постойте. Вы что,хотите запутать меня полностью? Я ведь ещё не назвал имена всех людей, находящихся в том пространстве. Давайте договоримся, все по порядку. Иначе я запутаюсь, и могу все забыть. Все же слышали поговорку, "сны тают после пробуждения"?
- х-хорошо. Можете продолжать.
- ***
Пациент в разнобой начал назвать имена всех этих 15 людей. Не только имена, но и страну в которой они жили, национальность, вплоть до номера телефонов, и домашних адресов. Чем больше он говорил, тем больше он шокировал всех. Всех окутал настоящий ужас. Однако Бернард не смотря на эту дрожь в ногах, ощущал так же и трепет. Он чувствовал, что стал первооткрывателем нечто невероятного.
- Но как вы смогли вернуться? Раз вы говорите, что эти существа очень могущественны, как вы смогли выбраться из того пространства?
- Я обманул их. Я вел себя так, будто моя ментальная энергия находится на пороге нуля, и я скоро умру. И в то же время, собирал энергию у других людей. Звучит довольно банально, но через какое-то время, я уже был у состояние разобраться с одним из них. Когда в том пространстве остался только один из них, мы напали на него и съел. Потом я попытался открыть дверь, но ни чего не получилось. Мы были в ловушку. Оставалось только ждать, пока один из них не вернётся и откроет дверь. И когда это случилось, только мне одному удалось выйти через эту дверь, а у других не хватило энергии.
- И вы наконец проснулись? Все верно?
- Отчасти да. Отчасти нет.
- К-как это понимать?
- Я ведь уже говорил о времени да? Я пробыл в том пространстве около 50 лет. Как вы думаете, что я делал оставшиеся 150?
Все сглотнули.
- Можно поинтересоваться, как вы определяли время?
- У меня были цифровые часы. Обычно, в ОС время отображается в виде --:--. То есть времени нет. Но я заставил их работать как реальные. По началу я считал секундами, определив лимит, я перевел их в минуты, потом часы, сутки, месяц и наконец год. Эти часы одновременно отображали все.
- Но это невозможно!
Вскричал Бернард. Это было абсурдно. Ведь во сне все зависит от внимание и концентрации. Даже умелые практики отмечали, что во ОС не могли определить время, и стоило им переключить внимание на что-то другое, так и время и даже локация изменялась.
- это невозможно для людей.
Опять он сказал для людей, подумали все.
- Все потому что, ни кто из практикующих ОС не делали этого. Ни кому и в голову не приходило сделать нечто подобное. Да даже если бы и приходило, им не хватало внимания концентрации. Это сложно объяснить на словах, но я к этому шёл долгое время. И у меня все получилось. Я могу продолжить господа?
- Д-да.
Сглотнули Бернард.
- После того как я сбежал от туда, у меня было искушение вернуться в реальность. Но там остались другие люди. Они за это время стали мне очень дороги. Мне пришлось отбросить свою человечность и превратиться того, кого я призирал больше всего.
- В энергетического вампира?
- Вы схватывает все на лету. Все верно. Я поднялся на верхний уровень, и начал охоту на людей. Точнее на их ментальную энергию. На верхних уровнях, на ментальную энергию людей, установлено ограничение. И когда выкачивание энергии доходит до определенного лимита, человек исчезает. Вы наверное тоже это наблюдали в своих снах? Когда вы видели кошмарный сон, вас же выкидовало в определенный момент? Момент, когда вы становитесь очень слабыми или когда вас убивают?
- Вы делали это с людьми?
- Конечно. А ведь как иначе собрать энергию? Я качал её без остановки. Даже не считать во скольких снах я побывал. Из за избытка получаемой информации, через какое-то время, мне пришлось просто убивать людей во сне, в место того что бы пугать их. Так дело пошло быстрее, хоть и получаемая энергия уменьшилась. В конце-концов, когда моя энергия превысила порок, я эволюционировал. Я стал настоящим энергетическим вампиром. И теперь, для выкачивания энергии, мне было достаточно просто прикоснуться к человеку.
- Вот почему вы говорите что вы теперь не человек?
Однако пациент не ответил на этот вопрос. Он просто продолжил.
- Через 100 лет вернулся в 7000 уровень с смог открыть дверь.
Все задержали дыхание. Однако выражение пациента изменилось. Словно, он не хотел об этом говорить. Словно, это было нечто, о чем он хотел бы забыть.
- Там меня ждала ужасная картина. Из 15 людей, остались в живых только 8.
- Что случилось с остальными?
- Они исчезли. Их энергию полостью высосали.
- Но насколько мы знаем, все 15 включая вас, все ещё живы. Хоть они ещё не пришли в сознание.
-... Вы проверяли у всех мозговую активность?
После этих слов, Бернард осознал, что некоторые исследователи перестали обмениваться энцефалограммами. В то время он думал, что их верхушки решил прекратить обмен результатами.
"Так вот что случилось" подумал он.
- Это сделали они. Эти двое уродов убили их. А остальные едва были живыми.
- Они? Энергетические вампиры?
- Лоренс и Тайлор. Эти два ублюдка сделал это.
(Это имена тех людей попавших в глубокий сон)
- Заметив меня они убежали. Я не стал гоняться за ними. Разве они ещё не проснулись?
- Нет. На данный момент только вы один пришли в сознание.
- Вот как.
- Если вы сказали что смогли попасть туда через 100 лет, что вы делали ещё оставшиеся 50? И что случилось с остальными?
- хороший вопрос.
Улыбнулся пациент.
- Остальные должны были уже проснуться. Я последний вообще-то.
- Но мы не получали ни какой информации об этом.
- Ну естественно. Если эти два ублюдка все ещё спят, то это отличный шанс избавиться от них.
- Что вы имеете ввиду?
- Вы ребята просто не понимает во что они превратились. Как много вы знаете о фазе? Об ОС? Вы думаете, что люди способные черпать из этого пространства только знания и жизненную энергию?
Профессор Бернард понимал о чем он говорил. Люди способные находится на фазе, и способные видеть ОС, могли черпать от этого пространства знания.
- Когда высасываешь из человека его ментальную энергию, вместе с ней передаются и знания. Если сказать по другому, то вполне можно покопаться у него в мозгу. Но не только это. Убивая этих тварей, вскоре я осознал, точнее мы осознали, что впитывали в себя их способность и...
Не успел пациент закончить, как у дежурного врача позвонил телефон.
- О как вовремя. Может мне передать трубу?
Обратился пациент к дежурному врачу.
Все удивились. Создавалось впечатление, что он ожидал звонок.
- Э? Но.
Дежурный врач взглянул на свой телефон, и вдруг обнаружил неизвестный номер. К тому же, если он не ошибается, то в России не было номеров с таким кодом. Значит, звонок из другой страны.
- Не могли бы вы передать мне трубу?
Слегка раздраженным тоном спросил пациент.
- Х-хорошо. Но этот звонок, он точно...
- Дайте уже наконец ваш чертовый телефон.
Дежурный с дрожащими руками передал телефон.
-( английский) Да. Слушаю.
-... (Не слышно что говорят по телефону)
- (Анг) А ты довольно быстро. Но не стоил заходить так далеко.
-...
- (Анг) Я только что проснулся и вряд ли в таком состояние далеко уйду.
-...
- (Анг) да ну? Вы ребята уже собрались? Как же вы быстро. Ладно, подгоните мне транспорт.
-(/) чего? И как прикажите мне добраться туда? Я ведь..
-...
- (\} О? Да же так. В реальности тоже работает? Я ещё не успел проверить. Ок.

На этом звонок закончился. Из всех находящихся только Бернард хоть немного разобрался в их разговоре. По тому, что он говорил, Бернард предложил, что ему звонил один из проснувшихся. Что более важно, если это верно, то они собирались вместе. Но больше всего, его волновали слова " В реальности тоже работает?" И как они узнали номер телефона дежурного врача? И откуда они узнали, что именно сегодня он дежурный? И то, что он находился рядом с ним?!
- Ладно господа, меня ждут великие дела) Хех просто шучу.
- Вам сейчас запрещено покидать свою палату. По крайней мере, пока вы не реабилитируетесь полностью.
Предупредил Александр Юрьевич, на что пациент улыбнулся.
- Меня Зовут Кен. Могу я узнать ваше имя?
Обратился Кен к Александру.
- Я уже все знаю о вас. Меня зовут Александр Юрьевич, Нейробиолог.
- Очень приятно.
Протянул ему руку Кен. Всем стало не по себе, ведь он полностью проигнорировал Бернарда, который находился к нему ближе всех. Александр почувствовал тревогу, но все же решил пожать ему руку.
- Мне тоже очень приятно. Буду очень рад, если вы поможете нам, в исследовании и дальше.
- Боюсь, в этом больше нет нужды.
Иронично ответил Кен. Его улыбка дрогнула и не успел Александр переварить его последние слова, как сознание покинуло его. Он безжизненно рухнул на пол.
Остальные же испугались не на шутку. Дежурный врач начал отчаянно нажимать на кнопку, а оператор кинулся к двери в попытке сбежать из палаты. Однако, Кен не стал спокойно наблюдать за этим, и протянул руку в направлении к двери. Дверь которую успел открыть оператор, тут же закрылся с глухим звуком, а оператора отбросило назад. Дежурный врач от страха сам не заметил как его сфинктеры расслабились, и сейчас он мочился в штанах.
- Что ты такое?
Чуть ли не шепотом спросил Бернард.
- Ну я ведь уже говорил. Я не человек. С тех самых пор как побывал там, я более не человек. И другие тоже. Мы больше не люди. И у нас есть незаконченное дело.
- И какое же?
Позволил себе вопрос Бернард.
- Ну для вас это не секрет. Ни чего, из того, что вы у себя в голове надумали мы делать не будем. Мы просто хотим отомстить. Убить этих ублюдков.
Даже находясь в таком состоянии, Бернард смог сложить два на два. Он говорил о тех двоих, что убили других людей.
В это же время, оператор схватил штатив камеры и начал им размахиваться.
- Чудовище! Не приближайся! Охрана!!! Охрана. Где вы чёрт возьми?
- Заткнись!
С этими словами Кен протянул руку, и оператора что-то с силой отбросило н